flowers

цветы

Our Story

  From the end of 2005 to almost the end of 2019, Maria and I were the owners and the only "employees" of the flower studio (that is, not the store) Flower Rainbow. For her, like everything else in life, it was not only and not so much business. It was Love, Creativity and Adventure (with capitals). Judge for yourself...



  I told Seryoga when we were going to live together: it will be in every way, but it will not be boring. He often recalls this now. Well, of course, it's me who express ourselves "florally", but not without the support and participation of Seryoga. To tell the truth, it is only thanks to him. He is the earner in the family, software designer where they pay a decent salary, for which the family and my pampering exist. We stay up late with our website, move something, come up with another advertisement ideas, I tell him what new I read about flower design on the Internet. At first, it seemed to me that this avalanche of endless conversations from the life of the flora suddenly fell upon him, but then he got used to it and seemed to be carried away. No, to be honest, he’s already in the flowers by the top of his head.

  I have a completely impudent feeling that I was always able to do this, maybe I was a florist in another life? Or I should have become one, but such a profession did not exist in Soviet times... Now I'm trying to explain my strange belated enthusiasm to myself and find different signs in the past, or maybe I just imagine it all, we will figure it out...

  When I lost my job in Israel, Canadian plans have already ripened in our heads. My friend Dina, said: "You need to do something with your hands - it will come in handy everywhere. A man with a craft will not be lost, this is not Russian journalism for you". Damn right. But what?! Cook? - enough at home. To sew? - I can not stand. Once, reading about a flower school in Moscow and how florist industry is developing rapidly there, I suddenly remembered my long-term impulses, then dived into the Internet and saw what beauty can be made of flowers (I could not even imagine)... The process went very quickly: my Dina found a florist, who said that such courses are available in Tel Aviv, and it turned out that they open - it was the Sign for me - in a couple of days. They could accept me if I act quickly. I rushed off. I still remember my impressions after the first lesson. My movements were slow, uncertain - how can you tear off a rose’s head, leaving a small piece of the stem? - the hands were trembling... but after a few hours the composition began to come to life and suddenly turned into a finished “work”. It was too "proper" and therefore, probably, soulless, but the delight was genuine!

  I successfully completed the floral design course in Hebrew, and before leaving for Canada I signed up for another course in Toronto. And I came there a very fresh immigrant, having lived in Canada for several weeks. Now I think what degree of craziness it was necessary to start it with my level of English, alone in Toronto (the whole family stayed in Ottawa). They examined me with interest - I was silent and modest, absorbed everything like a floral foam, was afraid to miss at least one movement of the instructor, because if I didn’t see something, I won’t hear for sure... I wrote notes on a mixture of Russian, Hebrew (terms) and English.

  After the heroic graduation, I began to search for a job in Ottawa. Before Christmas, I was taken as part-time employee by a Chinese woman. She did not know flower design, did not like flowers but had to do something to earn living. She had a funny accent and was frequently saying "Oh, I see". Once she asked me to quickly make a bouquet of roses and went to talk to the customer... Having returned to the back room, she was displeased and nervously altered everything that I had put together... I carefully asked what was wrong with my bouquet? She said the phrase, which immediately became part of our family vocabulary: "Canadian people do not like this."

  Soon, Seryoga and I began discussed seriously about opening our own studio and, overcoming doubts, fears, difficulties and warnings, did it. We got a name - Flower Rainbow, a workbench, a black and elegant flower cooler, a bunch of baskets, ribbons, twigs and other signs of a workshop warming my soul. Suddenly the phone started ringing, and it was necessary, overcoming my childish fear and adult panic, to kindly offer my help in English - how can I help you? Maybe it shouldn’t have called yet, - the cowardly inner voice whispered...

  A few days after the opening, one company ordered a large composition to its sick employee. Seryoga delivered flowers to her home, which were silently picked by her mother. A week later, the company sent her letter to us - the flowers were called "real art". I couldn’t even sleep. The last time I felt like this was when my first material was published in a newspaper...

  Young woman called past ten in the evening and asked if we could deliver flowers? I ask - now ?! Well, yes, please. I ask what flowers? She - roses, or rather, just one! And, please, write a note - "I love you forever, no matter what...". What does it mean, no matter what, at night, huh? My husband noted that debating someone else's personal life is not our job - just do it and that's all.

  A young man named Kwok asked for blue orchids... I called all our wholesalers - they had none. Fortunately, I still had a phone of a merchant from the market. He had them! Early in the morning, having barely opened my eyes, straight from the bed, I romantically rush for orchids on two buses, in bad weather. But the merchant... didn’t come. Fortunately for me, some other Frenchwoman was selling flowers nearby, fighting with the wind. Wow !!! She had blue-painted orchids. I added white carnations, greens, beads... Kwok was very pleased and asked, holy simplicity: "And which ones of these flowers are orchids?"

  Several years have passed since the opening of our small home-based business. I did not immediately learn to call myself a florist. Now I used to it. But at the same time, it’s hard to get rid of the feeling that my husband and I are just participating in some kind of performance. The huge restaurant hall, tables in snow-white skirts. Someone's wedding. And it's me who decorates it with flowers. I want to pinch myself and wake up... Twice a year we participate in a wedding show. This is the place where businesses which serve weddings, including floral designers, exhibit their work. There we “perform” for two days in a row. Then the difficult task of covering expenses and making profit begins. Consultation with the bride and her relatives is a theater. First they need to... come. Then you need not to scare them with your accent, a strange home-based business, and a too friendly dog​​... When the atmosphere gets warmer, I pronounce my deeply sincere phrase: “Maybe my English is not so perfect, but I can do flowers much better. ” The phrase is most often successful. Serge adds that the gamut of colors they have chosen is wonderful. The deal was concluded, I am more happy than the bride - she entrusted me with an interesting, creative, beautiful, important work and also paid for my pleasure...

  What can I say, the deck of life is laid out fancifully...

Наша история

  С конца 2005 года и почти до конца 2019 мы с Марусей были хозяевами и единственными "работниками" цветочной студии (именно так, а не магазина) Flower Rainbow. Для Маруси, как и все остальное в жизни, это был не только и не столько бизнес. Это были Любовь, Творчество и Приключение (с заглавной буквы). Судите сами...


  Я говорила Сережке, когда мы собрались жить вместе: будет по-всякому, но скучно не будет. Он теперь часто это вспоминает. Нет, конечно, цветочно самовыражаюсь у нас я, но не без поддержки и участия Сереги. А если правду сказать, то только благодаря ему. Он — добытчик в семье, он — при нормальной работе программиста, где платят достойную зарплату, на которую существуют семья и мое серьезное баловство. Думаю, Сережка просто не пробовал — если ему дать в руки цветочный материал и какую-нибудь плошку, он что-нибудь уже сварганит, ей-богу. Мы допоздна сидим с нашим сайтом, чего-то передвигаем, придумываем очередную рекламу, я рассказываю ему, что ново-цветочного прочитала в Интернете. Вначале, мне казалось, его утомляла эта вдруг обрушившаяся на него лавина бесконечных разговоров из жизни флоры, но потом он привык и, кажется, увлекся. Нет, честно говоря, он уже по макушку в цветочках.

  У меня же есть совершенно наглое чувство, что я умела это делать всегда, может, я была флористом в той жизни? Или должна была им стать, но профессии такой в советские времена не существовало… Теперь я пытаюсь объяснить себе свой странный запоздалый задор и нахожу разные приметы в прошлом, а может, притягиваю их за уши, кто разберется...

  Когда я потеряла работу в Израиле, в наших головах уже созревали канадские планы. Мой друг Диныч-Диночка, приговаривала: «Надо что-то делать руками — это везде пригодится. Человек с ремеслом не пропадет, это тебе не русская журналистика». Черт побери, права. Но что?! Варить? — дома хватает. Шить? — терпеть не могу. Вязать? — лучше удавиться. Однажды, читая о цветочной школе в Москве и о том, как сегодня быстро развивается там флористика, я вдруг вспомнила о своих давних порывах, потом нырнула в Интернет и увидела, какую красоту можно сделать из цветов, я даже не представляла… Процесс пошел очень быстро: моя Дина нашла знакомую флористку, та рассказала, что такие курсы есть в Тель-Авиве, и выяснилось, что они открываются — это был для меня Знак — через пару дней: меня могут взять, если я буду быстро соображать. Я помчалась.Свои впечатления после первого занятия помню до сих пор. Движения были медленными, неуверенными — как же можно отодрать розе голову, оставив маленький обрывок стебля? — руки дрожали… но зато через несколько часов композиция начала оживать и вдруг превратилась в законченное «произведение». Оно было чересчур правильно-учебным и потому, наверно, бездушным, но зато восторг был неподдельным!

  Курс флористики на иврите я успешно прикончила, а перед отъездом в Канаду по Интернету записалась на торонтский. И прибыла на него совсем свеженькой эмигранткой, прожив в Канаде несколько недель. Теперь я думаю, какой же степенью цветочного сумасшествия нужно было обладать, чтобы рвануть с моим уровнем английского одной из Оттавы в Торонто. Там меня с интересом рассматривали — я была молчалива и скромна, впитывала все, как та самая флористская губка, боялась пропустить хоть одно движение инструктора, потому как если не увижу что-то, так не услышу уж точно… — неделю разгадывала, что такое «Уэни эй» — оказывается, так мое неанглоязычное ухо улавливало 28... Конспекты писала на смеси русского, иврита (термины) и английского.

  После героического окончания второго курса я начала устраиваться на работу в Оттаве. Меня взяла к себе перед Рождеством одна китаянка. Была она неученой, цветы не любила и могла с таким же успехом торговать бамбуком, например. У нее был такой симпатичный акцент и частая «присказка» — «О-у, ай сиии», что в переводе означает: «Да-да, я понимаю». Однажды она попросила быстро сделать букет из роз и ушла к покупателю… Вернувшись в подсобку, недовольно и нервно распотрошила все, что я сложила… Я осторожно спросила, чем же плох мой букет? Она сказала фразу, которая тотчас вошла в золотую словесную сокровищницу нашей семьи: «Канадскому народу это не нравится».

  Вскоре мы с Серегой всерьез задумались об открытии своей флористской студии и, преодолев сомнения, опасения, трудности и предостережения, сделали это. У нас появилось название — Flower Rainbow, рабочий стол, черный и элегантный красавец-холодильник, куча корзинок, ленточек, веточек и прочих греющих душу признаков мастерской. Вдруг начал звонить телефон, и нужно было, превозмогая детский страх и взрослую панику, любезно предлагать свою помощь по-английски — чем я могу вам помочь? Может, лучше бы он не звонил пока, — шептал трусливый внутренний голос…

  Через несколько дней после открытия одна фирма заказала большую композицию своей болеющей сотруднице. Сережка привез цветы ей домой, спуститься она не могла — плохо себя чувствовала. Вышла ее мама и молча забрала цветы. Через неделю фирма переслала нам ее письмо — цветочки были названы «настоящим искусством», а про Серегу написали буквально следующее: «САМ создатель композиции и владелец бизнеса принес их мне домой!» Я даже спать не могла. Последний раз я испытывала такое чувство, когда мой юнкоровский материал впервые напечатали в газете…

  Девушка позвонила в одиннадцатом часу вечера-ночи и спросила, не можем ли мы отвезти цветы? Я спрашиваю — сейчас?! Ну да, пожалуйста. Спрашиваю, какие цветы? Она — розы, вернее, одну! Боже, и куда отвезти одну розу?! Называет район, минут 25 на машине от нас. Скорее, пожалуйста, и напишите записку — «Люблю тебя вечно, несмотря ни на что…».Я предполагаю: Серега, а он нас этим цветочком-веником по голове не огреет? Что значит, несмотря ни на что, ночью, а? Мой муж заметил, что вторгаться в чужую личную жизнь — это не наша работа. Везем и все.

  Молодой человек по имени Квок попросил голубые орхидеи… Обзвонили все базы — нет голубых орхидей. Благо дело, у меня сохранился телефон торговца с рынка. Есть! Рано утром, едва продрав глаза, прямо из постельки, я на двух автобусах романтично спешу за голубыми орхидеями, заметьте, в плохую погоду. А торговец… не пришел. На мое счастье рядом продавала цветы, сражаясь с ветром, какая-то француженка. Еш!!! У нее были крашеные в голубой цвет орхидеи. Добавила белые гвоздики, зелень, бусинки из своих бус… Квок был очень доволен и спросил, святая простота: «А орхидеи, это какие из этих цветов?».

  Прошло несколько лет с момента открытия, как бы это помягче и поскромнее сказать, — нашего маленького домашнего бизнеса. Я не сразу научилась говорить про себя — флорист. Теперь привыкла. Но в то же время трудно отделаться от чувства, что мы с Серегой участвуем в каком-то спектакле. Канада. Огромный зал ресторана. Шикарные столы в белоснежных юбках. Чья-то свадьба. Я — о, боже, флорист-дизайнер, ее обслуживаю — хочется ущипнуть себя и проснуться…Дважды в год мы участвуем в свадебном шоу. Это такое место, где свои работы выставляют те, кто обслуживает свадьбы, в том числе цветочники. Там мы «выступаем» по два дня подряд. Потом сложная задачка — окупить и преумножить затраты, а это не так-то просто. Консультация с невестой и ее родней — это театр. Вначале надо, чтобы они… пришли. Потом их нужно не напугать своим акцентом, странным домашним бизнесом, выползающими отовсюду детьми с их половинами и слишком дружелюбной собакой… Когда атмосфера теплеет, я произношу свою коронную и глубоко искреннюю фразу: «Может, английский мой не такой уж и замечательный, но букеты я делаю гораздо лучше». Фраза чаще всего имеет успех. Серега добавляет, что выбранная ими гамма цветов замечательна. Сделка заключена, я счастлива больше, чем невеста, — мне доверили интересную, творческую, красивую, важную работу и за это удовольствие еще и заплатили…

  Что сказать, причудливо раскладывается колода жизни…

Arrangements >

Композиции >